Александр Афанасьевич Арбатов

Есть только чёрное и белое, остальное оттенки…

Исповедь иммигранта или Сделанный в СССР — Часть 1 «Сделанный в СССР», глава 1 «Крушение»

От автора

«Привет! Я прочитала твой трактат, и ты знаешь, мне было интересно, мне понравилась идея… Я бы не назвала это мемуарами, а скорее автобиографией, потому что в мемуарах автор пытается осмыслить исторический контекст собственной жизни, описывает свои действия, как часть общего исторического процесса, чего у тебя, в общем-то, нет. А вот в автобиографии же упор сделан на внутренней жизни автора и на развитии его личности, что и присутствует! То есть у тебя более личностный подход, живой что ли, и мне более близкий. На самом деле, как мне кажется, мемуары начинают писать как подведение итогов,… а нам до этого, надеюсь, еще жить и жить. И еще многое может случиться в нашей жизни и плохого, и хорошего! Так ЖИЗНЬ устроена, и это хорошо, потому, что по-другому было бы скучно. Жизнь каждого человека уникальна и в этом весь смысл. И наверное, всем нам надо попытаться описать свою, чтобы, хотя бы для себя, понять, чего мы стоим. В итоге, как я и написала в начале, мне было интересно. И я бы, с удовольствием, прочитала продолжение.»

Екатерина С.

Я получил это письмо когда показал первую часть своего труда, в черновике, своим друзьям. Хотелось узнать, вызовет ли мой труд интерес у читателя.
Многие из нас, пройдя четыре, пять десятков лет жизни, начинают подводить итоги. Оглядываться назад и оценивать этапы пройденного пути. Задумываться о смысле происходящего … и, иногда, выплёскивают это на бумагу в виде мемуаров. Она то, бумага, всё стерпит. Но далеко не каждый из нас может увязать свою личность с общим историческим процессом. Т. е. я хочу сказать, что далеко не каждая личность может оказать влияние на исторический процесс. Чаще мы, «люди в лодках», плывём в океане жизни, подхваченные течением исторических процессов. И выходит, что это не мемуары, а просто интересная (или не интересная) биография…
Вот и я, то же, разменяв пятый десяток и задумавшись о прошлом, настоящем и будущем, сел за стол писать мемуары, но очень быстро стало ясно, что это просто моя автобиография и не более. А я, простой жизниплаватель в своей лодке, гонимый ветром истории…
Но жанр «автобиография» оказался очень удобен. В нем есть все… Тут тебе и биография, политические взгляды и амбиции, и любовный роман, и где-то может быть детектив и мистика, да и юмор наконец. Очень пластичный и насыщенный жанр, на мой взгляд. Может, конечно, не у всех жизнь такая «весёлая» и полная сюжетов, но в моём случае это так и есть. По этому, уверяю вас, книга не покажется вам скучной констатацией жизненных ситуаций незнакомого вам мужика. Уверен, что оправдаю ваши надежды и потраченные деньги на покупку этого издания. Постараюсь вовлечь вас в этот интересный, на мой взгляд, спектакль, который длится уже более 50-ти лет, а продолжение всё следует и следует…
Как говориться — «Жизнь – это большой театр!», где каждый из нас играет свою роль.
Ну, а если кому-то нравиться заглядывать в замочную скважину соседской двери, слушать сплетни и посудачить за чужую жизнь, то эта книга вас заинтересует в двойне!

***

Автор предупреждает, что случайные совпадения имён и фамилий персонажей, описанных в книге, а также событий происходящих с ними, являются совершенно случайными. И не смотря ни на что, к вам ни какого отношения не имеют. Наличие параллельных миров никто пока не доказал, так же, как и не было доказано обратное. Поэтому, никакие претензии автором не принимаются. Если вы боитесь испортить своё настроение, узнав что-то неприятное о себе, своих знакомых или родственниках, то немедленно откажитесь от прочтения данного издания, дабы не нанести себе психологической травмы. Начиная читать дальше этих строк, вы автоматически отказываетесь от любых претензий к автору книги и не будите донимать его или его ближайших родственников, наследников и потомков судебными исками.

***

Есть только чёрное и белое, остальное оттенки!

Глава первая

Под этим названием я имею ввиду не политические истории и игры. Это не исторический рассказ о развале СССР. Эти грязные игры меня не волнуют. Слишком уж мелковат я для понимания большой политики «мирового масонского заговора». Это рассказ исключительно о крушении мировоззрения и взглядов на жизнь простого гражданина, у которого всё было хорошо, всё определено и спланировано в жизни. И вдруг, однажды проснувшись, он понимает, что Мир изменился. Все выстроенные «замки» рухнули, как карточные домики. Надо учиться жить и мыслить по-другому. Всего, о чём мечтал, уже не будет! Да и сами мечты стали меняться, а пределы мечтаний расширяться. В буквальном смысле чёрное стало белым, а плохое хорошим. И все это, происходит с человеком, которому уже за 30. Далеко не старик, но уже и не мальчик. Человек сформировавшийся и определившийся в жизни. Выбравший свой жизненный путь…
И вдруг всё, абсолютно всё, рухнуло! Надо всё начинать с нуля! Да что же это! …

К моменту начала так называемой «Перестройки» я был обыкновенным рабочим парнем. Работал в радио-лаборатории Московского Управления Инкассации. Обслуживал и ремонтировал радиостанции инкассаторов. Поскольку к тому времени я закончил 3-й курс института (МИРЭА), должность у меня была инженера. Рабочий парень, так сказать, выбился в интеллигенцию…

И так…
Каким я был тогда? Дома жена, любимая дочка Светлана, хорошая работа, своя комната в «коммуналке», но зато в самом центре Москвы. Интересно, кто-нибудь из читающих ещё помнит или вообще знает, что это такое – «коммуналка»? Комната бала в старом доме до революционной постройки, расположенном в Кривоколенном переулке*. Раньше этот дом принадлежал какому-то известному московскому адвокату. Это во дворах за Главпочтамтом. В нём на каждом этаже, когда-то, было по две квартиры. Но коммунисты, после октябрьского переворота 1917 года, решили, что человек не может жить в таких больших квартирах и поделили каждую на шесть отдельных комнат с общей кухней, поселив в каждую комнату по целой семье. Вот теперь вы знаете, что такое «коммуналка». Но «Чистые пруды» были в трёх шагах и это радовало. Это как оазис средь каменной пустыни, плотно застроенного, центра Москвы.
У меня всегда была масса всяких хобби и увлечений… Это популярный и, полу-подпольный тогда, Клуб Самодеятельной Песни (КСП). Постоянные турпоходы в лес на слёты* КСП или просто для развлечения. Радиолюбительство, «до запоя», с ночными бдениями в наушниках, пока голова не падала на стол от усталости. Музыка, наконец! Я с детства люблю музыку. Даже в детском саду, помню с удовольствием, играл на аккордеоне…
… Когда администрация детского сада вручила моим родителям для меня направление-рекомендацию в музыкальную школу, они решили, что это слишком хлопотно. Надо было каждый день водить меня туда после работы и ждать окончания занятий… Целая проблема! В итоге до сознательного возраста тяга к музыке во мне была жестоко подавлена предками. Как не пытался я привлечь к себе внимание, пиликая на чужих баянах в гостях у родственников, родителей это не трогало. Но (О чудо!), когда мне исполнилось примерно 15 лет, отец купил (себе!) гитару. Мой предок был суров, и трогать его гитару мне не полагалось.
Правда, очень быстро выяснилось, что медведь, так двинул в ухо моему папаше, что он не мог даже сыграть на одной струне «В траве сидел кузнечик». И гитара очень быстро стала покрываться пылью на бельевом шкафу. Между тем, мужские гормоны к тому времени уже довольно сильно играли в моем теле, а популярность у девчонок дворовых гитаристов, вызывала во мне естественную зависть. И я потихоньку стал подбираться к папиной гитаре…
В конце концов, заметив мои ощутимые успехи в музыке, папа подарил мне эту гитару на день рождения, сэкономив при этом на очередном подарке. А я пошел в музыкальную школу, платя за неё частью своей стипендии, получаемой в профессионально-техническом училище.
Конечно, я уже не стал профессиональным музыкантом, но музыка — это часть моей жизни, это мой опиум, наркотик, если хотите, дающий эмоциональный подъём. Играл, когда-то, в группе «Звёздный Аукцион», а потом создал свою – «Зеркало Мира»… Сам при этом был фанатом «Машины времени». Знал наизусть все их песни из репертуара до 1985 года. Эй, эх….! Приятно вспомнить…

Короче «жизнь била ключом» и, казалось, что ещё нужно, что бы встретить старость? А до неё ещё, … ух как далеко! … Наивный мальчишка! Я ещё не знал тогда, что годы могут начать протекать как минуты, особенно, если ты счастлив. Да, да. Именно когда ты находишь своё счастье и гармонию в семье, то годы начинают просто бежать. Хочется крикнуть – «Остановись мгновение!», но, увы, они тебя не слышат. Душой ты остаёшься молод, но в паспорт при этом лучше не заглядывать!…
И я старался быть всегда молодым, не заглядывая в паспорт! Никогда не забуду несколько курьёзный и, в то же время грустный, случай из жизни…

Это было в первые годы жизни в Южной Америке. Мы собрались в эвкалиптовой роще городского парка Кито* на шашлычки по случаю празднования русской пасхи. Несколько русских семей иммигрантов. Надо сказать, что так уж повелось ещё с молодости, что наши друзья и большинство знакомых, всегда были моложе нас лет на 10-15. Сидим, хорошо сидим, говорим за жизнь и наш приятель Паша, не помню уж точно в связи с чем и на какую тему, говорит фразу – «…нам по тридцать…». После которой я вставил – «… да, и мне только тридцать семь…» И тут вдруг, (И что её тóркнуло!?) возмущённо встаёт Оксана, дочка моей третьей жены Любы, и громко так, говорит:

— Что Вы говорите?! Вам не тридцать семь! Вам сорок два!

Да ещё с таким возмущением. Явно чёрт её дёрнул за язык! Я осёкся, задумался и понял, что мне действительно сорок два…
И тут я, впервые в жизни, почувствовал себя взрослым мужиком … Понял, что потерял где-то последние лет десять… Просто не заметил как они промчались… Мне стало грустно… Выпил водки — не помогло. Никогда ей этого не прощу! Я ведь совершенно серьёзно и искренне считал, что мне, на тот момент, было тридцать семь! Вот оно как бывает… Но вернёмся к теме.
Что ещё можно сказать о тогдашнем себе, подошедшему к критическому, революционному времени? Я никогда не фарцовал, не спекулировал. Т. е. хочу сказать, что практики предпринимательства у меня в советское время* не было. Если продавал не нужную или не подошедшую мне вещь, то никогда не накручивал цену. Мне даже в голову такое прийти не могло! За что купил, за то продал, а то и дешевле. Правда, правда. Мама и папа окончили, в своё время, высшую партийную школу стремясь сделать карьеру при «советах». И воспитывали меня всегда в стиле – «Деньги — это зло!»; «Главное – это интересная работа, а зарплата вторично!». Вот как-то так…. И к моменту начала Горбачёвской «Перестройки», я был ко всему такому просто не готов. То, что я называл спекуляция, фарцовка, валютные махинации, оказывается просто нормальная торговля, предпринимательство, обмен валюты. Т. е. чёрное стало белым, а плохое хорошим! Те, кого я когда-то ловил и сажал в тюрьму, вместе с милицией, будучи активным членом Комсомольского Оперативного Отряда (КООд), оказались добропорядочными гражданами. А «хорошие» коммунисты — наставники комсомольцев, стали обыкновенной сволочью. Вот те и раз! Прям «картина Репина Приплыли»! Плыли, плыли правильным курсом, а приплыли «назад в будущее»!
Нет, вы не подумайте, что я был таким уж правильным, застёгнутым на все пуговички пионером-всем пример! О, нет! Я был, скорее, эдаким непокорным правдолюбом-букваедом…
Однажды, где-то вначале 80-х годов, когда меня снимали с должности заместителя секретаря по идеологической работе райкома комсомола за то, что «правду-матку резал», секретарь мне тогда сказал:

— Ты, Арбатов, ещё радуйся, что сейчас не тридцать седьмой год!…

Довольно серьёзное и вполне реальное замечание. В те далёкие и страшные времена коммунистического террора, я б и фразы не успел закончить, как оказался бы в подвалах НКВД*. Но всё же, я тогда ещё искренне верил в идеи коммунизма. Думал, что просто их не правильно трактуют и преподносят…
И вот пока вся эта ломка стереотипов проходила во мне, иногда появлялись мысли, что всё ещё будет по-старому. Всё обойдётся и вернётся к «правильному» курсу. Но «правильный курс» оказался совсем в противоположном направлении…

… Перестройка затронула мой, кипевший от сомнений, мозг только в самом конце 80-х! Поздновато дошло, но что поделать? Мозги мои были хорошо промыты и гибкости не имели…

А происходило это так…
Рыночная экономика уже полным ходом крушила Советский Союз, а я продолжал верой и правдой работать на государство в лаборатории Московского Управления Инкассации. Решая текущие проблемы радиосвязи, областных инкассаторских машин, я разработал усилитель для обеспечения стабильности и дальности связи с инкассаторскими машинами. Они разъезжали по дальним точкам Подмосковья и порой терялись из виду диспетчеров. Когда работа была закончена, и опытный образец показал замечательный результат, я пошёл к начальству с целью внедрить своё «рацпредложение»* и в надежде получить за это премиальные. Вот тогда-то мудрый начальник мне и сказал:
— Послушай, если мы все сделаем и оформим через наше предприятие, то ты получишь премию 10 рублей, как и полагается по закону о рацпредложениях. — Зарплата тогда у меня была 150 рублей в месяц — Ты попробуй пропустить свою идею через какой-нибудь кооператив, коих сейчас как грязи. Управление купит эти усилители у кооператива по рыночной цене, а кооператив тебе заплатит, поверь, куда больше, чем 10 рублей!

Я сначала было растерялся, мол, как это? Привык уже пахать на государство, а тут на тебе! Кооператив какой-то! Но решил попробовать. На моё удивление, задав несколько вопросов друзьям и знакомым, они быстро свели меня с одним горе-кооператором, который имел свой кооператив и даже взял ссуду в банке (тогда это было просто и не надо было объяснять для чего), но не знал что делать.
Одно время было модно открывать кооператив и приглашать бригады со своими объёмами работ. Т. е. предоставлять «юридическую крышу» со счётом в банке и брать процент от заработка бригады. Найденный мною кооператор тоже искал бригады со своими объёмами работ. Много тогда таких было. Установщики бытовых кондиционеров, ремонтники квартир, строители дач, сантехники и т. д. и т. п.. Люди знали, что делать и кому это предложить, но не знали как оформить юридическое лицо. Сейчас кажется смешным, но тогда так и было. И некоторое время можно было наживаться на юридической неграмотности населения. Короче, хоть всяких там вольных бригад было много, но этому кооператору не везло. К нему никто не шёл. И тут я со своим объёмом… Так, мол, и так говорю. Начальник послал к вам. Сказал, что вы больше заплатите. Это правда?
Кооператор был несказанно рад. Выполнить тогда заказ для Московского Управления Инкассации (подразделение Госбанка СССР) — это большая удача и авторитетная реклама. Кооператив, как сейчас помню, имел странное, но поэтичное название «Ярило»*. Эдакий «весёлый бог, цветов и жатв»….
Как бы то ни было, но мой начальник оказался прав. Не знаю, за сколько кооператор «впарил» мои усилители Управлению, но мне он тогда заплатил за месяц работы 1500 рублей. 1500! Я даже такой цифры то не знал. Получал свои 150 рублей в месяц, минус алименты (25%) и радовался жизни. Может, конечно, и не очень радовался, но выбора особо не было. А тут сразу 1500! Помню, пришёл домой очумевший от свалившейся на меня манны небесной. С сумкой-авоськой* полной денег завернутых в газету. Мне заплатили мелкими, в основном рублёвыми купюрами. Один рубль был тогда ещё бумажной купюрой. Долго, помнится, я сидел на старенькой софе в позе лотоса. Всё пересчитывал их, распечатывая и также аккуратно запечатывая банковские денежные упаковки, не веря в свою удачу, и дабы убедится лишний раз, что всё это не сон. Вот тогда-то, на часть этих денег, я и купил себе свой первый цветной телевизор! Но самое главное, что с этого момента меня начали мучить серьёзные сомнения…
— В лаборатории Управления, я за месяц получаю 150 рублей, а в кооперативе, за тот же месяц, могу заработать тысячу пятьсот, и вообще нет потолка зарплаты! — рассуждал я.
— В чистом виде социалистический принцип: «От каждого по способностям, каждому по труду!» Только не на словах, а взаправду!
И вы, конечно же, понимаете, что этим вопросом я долго не мучился. Материальный принцип взял верх довольно быстро.
Горе-кооператор видно так хорошо погрел на мне ручки, что не сдержавшись, где-то похвалился об этом заказе и рассказал про меня. Поэтому вскоре я получил заманчивое предложение от совершенно не знакомого мне директора другого, более серьёзного частного предприятия, работать на него.
Предприятие это, с названием что-то типа «Молодёжный центр прогресса». Точно не помню, трудовая книжка моя давно утеряна. Занималось оно производством всего, чего не хватало на рынке, трещащего по швам СССР. Мне было поручено разработать локальный «пейджер» для какого-то госпредприятия. Смешно, но сейчас многие читатели вообще спросят — И шо такое уже этот «пейджер»?! А про, между прочим, в начале 90-х, если у тебя не было «пейджера», то с тобой не стали бы иметь дело серьёзные люди! Нужен или не нужен он тебе в работе, это как говориться дело второе, а быть должóн! Это как костюмный кодекс в каком-нибудь элитном клубе.
Особенно хорошо срабатывало на рекламу, если этот самый «пейджер» вдруг запиликает вовремя переговоров с деловыми партнёрами, и ты с серьёзной мордочкой извиняешься и быстренько кому-то перезваниваешь. Не по сотовому конечно. Их тогда не было. По проводному городскому телефону. Перебросившись с кем-то несколькими непонятными, загадочными фразами, с серьёзным видом продолжаешь переговоры. После такого действа выгодная сделка и «уважуха» вам была обеспечена!
Но это уже в начале 90-х, а пока в конце 80-х, когда на «загнивающем западе» их уже выбрасывали на помойку, у нас о них многие и не знали! Поэтому наша лаборатория под моим чутким руководством их разрабатывала как «ноу-хау», совсем не догадываясь, что это во всём остальном мире уже «хау-ноу»!
К тому времени, когда мы закончили разработку, и «пейджер» получился у нас довольно маленьким (гораздо меньше утюга). В дышащий на ладан СССР, «въехали» первые «пейджерные» компании, созданные на «бэушном»* оборудовании, которое продавалось за копейки, т. к. на «бурно гниющем западе» уже во всю пользовались сотовыми телефонами. Нашу лабораторию прикрыли. Шеф был умным парнем и быстро сообразил, что лучше все везти из-за границы, чем изобретать велосипед. Я остался без работы, но обратно в госструктуру устраиваться уже не стал…

В стране шёл новый бум — игровые компьютеры ZX Spectrum* или, как их ещё называли по имени изобретателя, «Синклер». Для тех, кто видел советские компьютеры того времени, поймёт почему был бум на эти игрушки.
Во мне проснулся дух организатора. Я конечно уже не стал собирать эти компьютеры сам. Сколотил бригаду, которая собирала, а сам по ночам их настраивал, прикладывал программное обеспечение (на магнитофонных кассетах!). Затем искал покупателей и продавал …

Окружающий меня мир быстро и сильно менялся. Менялись люди, менялось мировоззрение. Кто-то успевал перестраиваться и адаптироваться в новой среде, кто-то «тормозил». Многие семьи тогда из-за этого непонимания распадались. Росло непонимание и в моей семье…
Я стал много времени уделять работе, т. к. стабильной зарплаты я уже не получал. Вторая жена Елена меня не поддерживала. Её напрягало моё невнимание из-за увлечённости работой и, что я «не работаю» в привычном смысле этого слова. Напрягало, что слишком требователен к ней, как к хранителю семейного очага. Отсюда участились обиды и скандалы. Попытки привлечь её к семейному бизнесу проваливались. Пытался заинтересовать её начать своё дело (она была на редкость талантливым закройщиком), тоже безрезультатно. Напряжение в семье росло…
Моё дело процветало, и было хорошо налажено, хотя работал я на дому, без всяких там магазинов или офисов. Клиенты приходили прямо к нам домой, в 20-ти метровую комнату в «коммуналке», где у нас было ещё 6 соседей. Но никого это не смущало. Вся страна работала так – «на коленке». Отличной рекламой служило обычное «сарафанное радио» или как ещё шутили — «тайное чердачное агентство». Т. е. довольный клиент советовал меня друзьям и знакомым и, порою, у меня создавалась даже очередь. Не успевал производить товар. Денег было много, и я их почти не считал, а просто складывал на выделенную для этого книжную полку. Брал от туда, сколько надо на дело, давал, сколько надо жене на хозяйство, но полка все равно постепенно заполнялась…
Жену это все равно не радовало. Она только иногда ехидно спрашивала:

— Ну, ты когда машину купишь?…

Но о машине я даже и не думал! Всегда рассуждал так:

— А, за чем? Я и на метро отлично и быстрее везде добираюсь!

Чтобы как-то попробовать успокоить жену стабильностью, после очередной размолвки, я параллельно устроился на престижную тогда работу инженером в, гремящий на всю страну, кооператив «Кросна». «Кросна» производила тогда антенны и декодеры для спутникового телевидения. Это как с «пейджерами». «Проклятые» иностранцы всё уже давно придумали, а мы изобретали отечественное «хау-ноу»! Но это не помогло семейной стабильности. Один раз я пришёл домой и увидел, что комната сильно опустела. Елена ушла, прихватив половину денег с полки и, что самое обидное, моё главное средство производства — маленький переносной телевизор, который служил мне монитором для настройки компьютеров!
Денег было не жалко, тем более не все забрала, а по «честному» — примерно половину. Да, я и не знал точно, сколько там было. А вот телек было жаль. В дефиците они тогда были. Я так гордился, что его достал, но главное он мне нужен был для работы. До сих пор ей этого простить не могу…

… Я стоял по середине опустевшей комнаты, в душе было смешанное чувство злости, обиды и тоски… На глазах навернулись слёзы при мысли, что я больше не смогу видеть мою любимую дочку Светлану. Она была дитя любви в буквальном смысле. Женился по любви и ребёнок был запланирован, а в отличии от большинства мужчин, я хотел дочку. К тому времени ей уже исполнилось 4 года…
Я был достаточно ранимым человеком и всегда сильно переживал расставание со всеми своими женщинами. А тут ещё и дочь…
Поэтому распад семьи сильно подкосил меня душевно, и что бы прийти в себя я взял на неделю «больничный лист». Провалялся неделю дома, ничего не делая, не выходя даже на улицу, и к выходным снова стал человеком…
Часть каких-то вещей и даже единственный утюг, который, между прочим, мне и самому был очень нужен, жена, уходя, за раз прихватить не смогла. Поэтому, спрятала огромный куль в шкафу, который стоял в коридоре коммунальной квартиры, дабы забрать их потом, не справедливо подозревая, что замок в комнате я поменяю, чего, конечно же, я делать не стал, в надежде на примирение. Зачем ей был нужен утюг?! Ведь в доме её матери, куда она ушла, был хороший утюг.

Александр Арбатов и дочь Светлана

… Она была дитя любви в буквальном смысле. Женился по любви и ребёнок был запланирован, а в отличии от большинства мужчин, я хотел дочку…

Как шутник и приколист, коим остаюсь и до селе, я внёс куль в комнату. И когда в понедельник через неделю уходил на работу, поставил с внутренней стороны двери полутораметровую алюминиевую трубу, так, чтобы она упала на того, кто её откроет. Не смотря на то, что это была довольно увесистая часть антенной мачты с крючками-ступеньками, я подумал: «Алюминиевая ведь, не смертельно еже ли что!» …
Ох уж эти коммуналки! Кто в них не жил, тот не познал всех прелестей жизни в Советском Союзе! Бдительные соседи всегда следят за каждым вашим шагом! Ничто и никто не укроется от их зорких глаз и чутких ушей …

… Однажды, когда я ещё жил один в этой комнате, я сидел за своей любительской радиостанцией и разговаривал на английском языке с каким-то европейским радиолюбителем. Дверь в комнату распахнулась и ко мне заглянула моя соседка, водитель такси, что-то спросить. Она видимо, перед тем как войти долго стучала, но я не слышал в наушниках…
Я поговорил с ней, как ни в чём не бывало, но только через год понял почему у неё были тогда такие блестящие, бегающие хитрые глазки. Не предал тогда этому значения.
Через год я зашёл познакомиться с новым начальником ДОСААФ* в нашем районе и тот, узнав моё имя и адрес, со смехом рассказал, что на меня в прошлом году из милиции переслали самый настоящий донос (не жалобу!) от моей «доброй» соседки. Привожу дословно выдержку из доноса: «…украл рацию, по ночам не известно с кем разговаривает на иностранном языке…» Но это ещё не всё. Когда я отдышался от заливистого смеха и мог уже говорить, я попросил начальника ДОСААФ, который весело смеялся в месте со мной, дать мне эту бумагу для коллекции, что бы друзьям показывать ну и соседке предъявить. Начальник, полковник в отставке, осёкся, немного замялся, а потом сказал:
— Да я его в ОБХСС* переслал!
— Как это в ОБХСС?! Зачем? — спросил я в изумлении.
— Ну как же! Там же ясно было написано – «украл рацию»!
После этого меня разобрал такой смех, что я не мог успокоиться всю дорогу домой. Прохожие на улице оглядывались, когда я, вытирая слёзы, всхлипывал, пытаясь подавить смех …
Смех смехом, а случись такое в 30-х или даже в 50-х годах, меня б арестовали на раз, два, три, и моя 20-ти метровая комната (надо сказать лучшая в квартире) на радость Люськи-таксистки (так звали эту соседку в доме) освободилась. Мой приятель Олег Бусыгин, который жил в другой комнате нашей «коммуналки» со своей женой Ольгой, мне рассказывал, что Люська частенько причитала на общей кухне в моё отсутствие:
— Не люблю Арбатова!
— Почему? Что он тебе сделал? — спрашивал Олег или другие соседи
— Он в моей комнате живёт!
— Как это в твоей? Комната его по закону!
— В ней раньше мой сын жил. Это моя комната! — зло не унималась Люська.
Её сын и правда раньше жил в этой комнате, но давно переехал в отдельную трехкомнатную квартиру. Но разве ж кто поймёт, что творится в мозгу и какова логика одинокой бисексуальной женщины после пятидесяти?! …

… Поэтому я сразу догадался, что куль, моя жена и соседи — это неразрывно связанный треугольник! Как только я ушёл на работу, после недельных переживаний на «больничном», кто-то из них тут же позвонил Елене, мол, пора! Все в точности, как я и предполагал. Когда вечером я вернулся домой после работы и осторожно открыл дверь в комнату, труба валялась на полу поодаль от двери. Сама она упасть не могла, уж поверьте. Я профессиональный шутник! …. Мерзкое, низменное, но всё же греющее душу, чувство злорадства вспыхнуло и постепенно угасло в душе…
До сих пор мне интересно, кто попался в ловушку. Жена или тёща? Надеюсь, что тёща! Она же была главным провокатором в наших размолвках с Еленой. А кто ж ещё как не тёща?!

Глушить грусть-тоску по дочери и семье я решил в работе. К тому же выплата по алиментам теперь выросла до 33% (на две семьи) от официальной зарплаты! Но, помимо работы в кооперативе «Кросна» и продажи игровых компьютеров, я ездил по-выходным торговать на «Тушинский» рынок. Это потом его перевели, и он стал называться «Митинский», а тогда он был рядом с аэродромом в Тушено.
Торговать там можно было кому угодно и чем угодно. То есть абсолютно! И народ отрывался, что называется «по полной». Продавали все и вся! На Тушинском рынке можно было купить или продать всё от иголки до кооперативной квартиры.
Можно было легко прикупить самодельное или боевое огнестрельное оружие с ведром патронов. Всякий хлам, одежду, антиквар, запчасти для чего угодно и даже отходы производства. Да, да…
Я, например, помимо своих компьютеров и запчастей к ним, продавал, причём мешками, бракованные кнопки от калькуляторов советского производства. Они шли на более дешёвые игровые компьютеры, чем мои, но шли хорошо. Хотя самый большой доход я получал от продажи самого настоящего мусора! Обрезанных ножек от радиодеталей, которые на советском производстве выбрасывались тоннами на помойку. Было бы странно, что кому-то нужны тонны медных обрезков не будь они позолочены. Тонны, покрытых тончайшим слоем золота, обрезков выбрасывали на помойку по всей стране. Голь на выдумку хитра! Доморощенные умельцы-алхимики советской закваски, быстро придумали процесс извлечения этого золота из обрезков, а ножки снова шли на помойку. Кому нужна дешёвая медь?! Я скупал это добро за бесценок у одного приятеля, бравшего всё это на помойке производства, самых больших в мире, советских калькуляторов. Брал, как сами понимаете, он это совершенно бесплатно. Я же сбывал добро «алхимикам», за сумасшедшие для меня тогда деньги…

Весело было на рынке. Народ стоял плотными рядами, плечом к плечу, а промеж рядов ходили покупатели. Все были солидарны и вежливы, цены не перебивали, договаривались. Речевые зазывалки выкрикивали по-очереди. Уважали друг дружку. А всё по тому, что первая волна предпринимателей в основном была из интеллигенции. Люди с высшим образованием. Попадались даже бывшие офицеры советской армии.
— Тоже мне интеллигенция! — скажите вы — Сапог!
А вот и не правда, ваша. Они потому и «бывшие», что первые сообразили уйти из разваливающейся вместе с Советским Союзом армии и заняться каким-нибудь прибыльным делом. Но это идеалисты, военная интеллигенция. А более ушлые начали «зарабатывать» не уходя из армии! Вы понимаете, о чём я…
У кого голосок был послабее, для выкрикивания зазывалок, пользовались мегафоном (рупором). Я же отличался тем, что придумывал классные зазывалки и без всякого там тебе рупора, выкрикивал их так громко и звонко, что однажды ко мне подошли двое продавцов и на полном серьёзе спросили:

— Мужик, ты голос в аренду не сдаёшь? Мы тебя на другом конце рынка отлично слышим!

Продолжалось это «веселье» не долго. Обрезки на всех предприятиях союза запретили выбрасывать. Не потому, что с ними стали что-то делать. Обрезки так и остались мусором для государства. Просто на подпольных производствах из них золота, погибло много людей, и пострадали невинные граждане. Золото снимали с обрезков ртутью. Затем ртуть нагревали, она испарялась, а золото оставалось. Всё просто, но делали это в подвалах и на чердаках жилых домов. Ядовитые пары ртути попадали в вентиляцию домов, травя ни в чём не повинных граждан. Травились и производители золота, не знавшие о коварных свойствах ртути. Бракованные кнопки от калькуляторов тоже вскоре перестали пользоваться спросом. Да и производство калькуляторов закрыли за не рентабельностью. Игровые компьютеры устарели. И вместо них из-за границы повезли новый, не нужный уже «буржуям», компьютерный хлам — «ПиСи ЭксТи»* и чуть позже «286-ые»*. А у меня к этому времени, созрел уже новый бизнес!
Страна жутко начала нуждаться в средствах связи. Сотовых телефонов не было, но появились уже частные охранные предприятия или ЧОПы. Да и вообще, для оперативности руководства нужна оперативная связь. Тут и нечего объяснять… Владимирский радиозавод, начал тогда выпускать, в качестве игрушки, переносную радиостанцию «Электроника». Всё бы ничего, но выдвижная телескопическая антенна у неё была длинной полтора метра, т.е. в пять раз больше самой станции. С ней даже в «казаки-разбойники» играть было неудобно. Но сам аппарат был разработан не плохо. Работал стабильно. Мне не составило большого труда придумать и сделать ей маленькую, гибкую и эффективную антенну. После 20 минут работы, радиостанция становилась пригодной для оперативной связи и имела приличный, компактный вид. Я сделал только одно предложение в одно охранное агентство, после чего год мне реклама не требовалась. Клиенты просто «пёрли» толпами. Бизнес был настолько рентабельным, что каждую субботу я нанимал такси из центра Москвы до Владимира и обратно для закупки радиостанций. И я даже не помню, сколько я платил таксисту! Настолько мизерной была эта сумма по сравнению с наваром…

Наступил 1991 год. Я продолжал параллельно бизнесу работать в «Кросне», хотя и не понимал, зачем я трачу там время и, что меня держит. А ведь что-то держало…
Но в жизни нет места случайностям. Мы живём в исключительно математическом мире, где всё запрограммировано и нет места случаю. Так было надо, что бы я поработал там ещё. Но это я понял уже много лет спустя. Я ушёл из «Кросны», но лишь после того, что должно было случиться в моей жизни. То, что было предначертано мне судьбой. Я встретил там Любу! Женщину своей мечты, идеальную женщину. Ту, с кем счастлив и по ныне. Ту, с кем желаю быть и в следующей жизни. Это не значит, что раньше я не любил своих жён. Нет, я всегда женился по любви. И всегда искренне думал, что эта и есть та единственная и неповторимая. Но только теперь я знаю, что это просто был «сбой вселенской программы», в результате которого пострадали две невинные женщины и один мужчина (не я!). По какой-то причине я родился на свет чуть позже запланированного, и не встретил Любу раньше. Ведь в прошлой жизни мы тоже были вместе. Теперь я знаю это абсолютно точно! Подтверждают это некоторые мистические совпадения, которые выяснились уже после нашего знакомства.

Продолжение. Глава вторая =>

Не будь бездушным! Помоги Донбассу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Счетчики, рейтинги …


Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com
Rambler's Top100

Индекс цитирования

В соцсетях:

Александр Афанасьевич Арбатов
Александр Афанасьевич Арбатов
Александр Афанасьевич Арбатов

Ежели шо, звоните:

+7 999 869 03 88

Ну, там стихи заказать или ещё что...
Смело используйте
Viber или WhatsAPP
Не стесняйтесь! :-)
А также:
Skype: a.a.arbatov
Zello: a.a.arbatov

Рейтинг@Mail.ru